Роль прокуратуры СССР в Нюрнбергском процессе 1946 года

В 2016 году прокуратура Российской Федерации отметила 294-ю годовщину образования. За почти трехсотлетнюю историю прокуратура переживала как взлеты, так и падения, но задачи российской прокуратуры остались прежними – обеспечение верховенства закона, защита интересов, человека, общества и государства.

Международный военный трибунал в Нюрнберге стал первым в истории опытом осуждения преступлений государственного масштаба – правящего режима, его карательных институтов, высших политических и военных деятелей. С того момента миновало 70 лет.

8 августа 1945 года, через три месяца после Победы над фашистской Германией, правительства СССР, США, Великобритании и Франции заключили соглашение об организации суда над главными военными преступниками. Это решение вызвало одобрительный отклик во всем мире: лица, виновные в гибели миллионов людей заслуживали наказания по всей строгости закона.

В дальнейшем к соглашению официально присоединились еще 19 государств, и Трибунал стал с полным правом называться Судом Народов.

Начало процесса датировано 20 ноября 1945 года. В общей сложности его длительность составила почти 11 месяцев, за это время перед Трибуналом предстали 24 военных преступника, которые занимали руководящие посты в фашистской Германии. Это было первое и единственное явление в своем роде.

С 30 сентября по 1 октября 1946 года Суд народов выносил свой приговор. Обвиняемые преступники были признаны виновными в тяжких преступлениях против мира и человечества. Двенадцать из них Трибунал приговорил к смертной казни через повешение. Другим предстояло отбыть пожизненное заключение или длительные сроки в тюрьме. Трое из представших перед судом обвиняемых были оправданы.

Нюрнбергский процесс приобрел всемирно-историческое значение как первое и на сегодняшний день крупнейший акт правоприменения Объединенных наций.

Нельзя не выделить особую роль в этом историческом процессе органов советской прокуратуры. Роль главного обвинителя от СССР досталась талантливому молодому (на тот момент ему было всего 38 лет) прокурору – Роману Андреевичу Руденко.

Характеризуя Нюрнбергский процесс, Руденко подчеркивал, что это был первый случай, когда перед судом предстали преступники, завладевшие целым государством и сделавшие само государство орудием своих чудовищных преступлений. На скамье подсудимых оказались люди, чья преступная деятельность не ограничилась пределами одного государства и привела к неслыханным по своей тяжести последствиям.

Речь Руденко отличали широта обобщений и глобальность выводов. Сделать это по горячим следам войны, находясь в плену эмоций, было очевидно не просто. Роман Андреевич в своем выступлении поднялся до философских высот осмысления мировой трагедии, разоблачил глубинную сущность фашизма, планы уничтожения государств и народов, огромную опасность идей национального превосходства. Его доводы легли в основу признания действий ответственных лиц за ведение агрессивной войны – тягчайшим преступлением.